Александр Шипицин

Александр Шипицин. Авиасборник

"Авиасборник"

(Сборник авиационного фольклора)

 

Дорогие, авиабратаны и аэросестренки!

Рад сообщить вам, что в издательстве электронной книги Дельта-Инфо проклюнулась и увидела свет моя новая книга «Авиасборник». Снес я это яйцо давно и носился с ним дожидаясь, когда эта птичка там внутри созреет. Подкармливал я ее тем, что застряло в моей памяти, начиная с первого дня поступления в училище и редкими зернышками, подобранными на авиационных сайтах.

Полностью отвечая за базар, могу вас заверить, что с прочтением этой книги в вашем доме резко возрастет расход кипятка, а потолки сильно промокнут ибо тут собран лучший авиационный юмор, начиная с братьев Райт и самолета Можайского, по наши дни. Вы возразите: что ж смешного в бородатых анекдотах и байках времен Нестерова? Я тоже так думал. Но оказалось, то, что знают пвошники, не знают штурмовики, а что знают морлеты, не слышали вертолетчики. То есть я уверен, что вы не единожды наткнетесь на перлы, которые вызовут неудержимые раскаты вашего истинно авиационного смеха, заглушающего звуки форсажа «Бигфайера» на взлете с полным весом. А уж вспомнить лучшие моменты нашей авиационной жизни всегда приятно.

Я, почему так назойливо вкручиваю вам про эту книгу. Называть ее своей я могу не более чем на 20 процентов. Да, я внес свой посильный вклад в сокровищницу авиационного юмора. Но опять же, моя заслуга лишь в том, что я добросовестно записал все, что слышал в кандейках и курилках во время ожидания очередного вылета. А уж как наша братия может травить, не мне вам рассказывать. Так что книга эта – ваша, а я вроде как бы при ней состою, где пыль смахну, а где и добавлю чего.

Будет несправедливо, если все наши хохмы, истории и прибаутки уйдут вместе с нами. Мы же сохранили то, что пилоты «Фарманов» и «Ишачков» рассказали нам. Авиация сейчас несколько другая. И по качеству и по количеству. Молодежь все больше занята добыванием средств к существованию и мне кажется, на современных аэродромах уже нет той бесшабашно-безбашенной атмосферы. Короче, как бы там ни было, вот перед вами сборник авиационного юмора. Откройте и убедитесь, что мы и наши крылатые предки ценили острое словцо и знали толк в юморе.

Тут есть один деликатный момент. Наша авиация зародилась в недрах РККА − рабоче-крестьянской Красной армии. Ну, а уж коли армия была рабоче-крестьянской, то и язык у нее в ходу был тоже рабоче-крестьянский. Вспомните хотя бы впечатления тамбовского крестьянина об авиационном параде в Тушино. Кто не знает, напишите мне, я расскажу. А то даже мне неудобно эти впечатления повторять, где представлено только одно слово на букву «ху» в разных вариациях.

Тогда никто и предположить не мог, что этот язык когда-нибудь достигнет очаровательных ушек, украшенных брюликами и жемчугом. И как-то так получилось, что из некоторых песен слов не выкинуть без того чтобы песня не стала фальшиво звучать. Уж я и так и сяк выкорчевывал эти исконно народные слова. Но во многих случаях выкорчевать не получилось. Я их стыдливо и целомудренно прикрыл многоточиями. Получилось, как у того пьяницы, который припудрил свой красный, размером с картошку, нос, а мешки под глазами с фиолетовыми прожилками оставил как есть. Но вот какое дело, и вы в этом можете сами убедиться. Мат в авиационном фольклоре имеет такой же безобидный вид, как и высказывание вашего малолетнего отпрыска, сообщающего, что у них в детском саду некий Васька «показывал свои глупости». У тех читателей кого подобные выражения оскорбляют, заранее прошу прощения.

Что же вошло в наш «Авиасборник»? Это прежде всего авиационный сленговый словарь, состоящий из 2100 слов, выражений и аббревиатур. Моя семья не раз думала, что дед спрыгнул с ума, так я смеялся, когда натыкался на очередной перл, который включал в свой Словарь. Затем идут песни, которые мы поем приземлившись за столом. Следом появляются стишки и прибаутки. Ими мы не раз поднимали настроение на аэродромах и в классах подготовки к полетам. Вспомним мудрые мысли, которыми щедро делились наши наставники-инструктора, затем веселые авиамелочи и строки из летных характеристик. А уж, если в песне поется, что «…и трижды плюнем через левое плечо», как обойтись без сборника авиационных примет и суеверий? Затем идет глава «Розыгрыши». Мы-то знаем, что авиация держится на заклепках и под…бках. И большую часть книги составляют авиационные анекдоты и байки.

Байки про случаи в полете и на земле, про замполитов и известных авианачальников, авиационную медицину и летную столовую, технарей и тех тупорылых, которые пытались наводить в авиации порядок. Отдельная глава содержит байки и истории из жизни гражданской авиации. Как не крути – все же родная кровь. И, конечно о том, что происходит в забугорной авиации и с нашими летунами, когда они попадают за границу.

С трепетом и надеждой предлагаю вашему вниманию «Авиасборник». С трепетом, ибо затаив дыхание жду суждений асов воздуха и асов пера. И в надежде, что авиаторы с радостью вспомнят годы своей службы, а кто не служил полюбят ее, и с еще большим уважением будут относиться к отдавшим свои лучшие годы Её величеству Авиации.

Авиационного здоровья и удачи всем кто прочтет эти страницы!


Александр Шипицын


Автор обложки и всех рисунков - Виктория Мийю (Мирзоева).

 

Цена - 100 руб.

КУПИТЬ

 

Отрывок из книги

 

Предисловие автора


Полеты – это очень неравномерное занятие. То летаешь без вынимачки и уже сомневаешься в своих способностях исполнить супружеский долг, чем кто-то может воспользоваться, а то сидишь сиднем в классах и аэродромных домиках. Или погоды ждем, или топлива не завезли, или воздушное пространство закрыто. А может, где-то твой неудалой собрат уже наелся земли, и из-за этого полеты остановлены.

У нас как было. Бигфаеры летают, стекла трясутся так, что вот-вот вылетят, а гарнизон мирно спит. Но вдруг самолеты смолкли задолго до планового окончания полетов. Смотришь: в темном гарнизоне там, сям и тут загораются огонечки. Их все больше и больше. Вот уже весь гарнизон проснулся, даже если это два часа ночи. Начинаются звонки, стуки, хождения: что случилось? Самолеты опять заревели, земля и стекла затряслись, на гарнизон нисходит покой и умиротвоение.

Что в случае остановки полетов летчикам делать прикажете? Или в домино рубятся, или баланду травят. В домино всегда одни и те же играют, они всех выбивают, а их выбить невозможно. А баланду травят все оставшиеся. В ход идут все анекдоты, истории, байки, присказки, пословицы и прочие пустяки. Иногда умные и поучительные, как главы из НПП, ОПП и НШС, а иногда пустые и глупые.

Как-то на стажировке, на третьем курсе, когда мы летали в Миргороде, мой дружок спросил:

− Интересно, о чем говорят летчики?

В минуту затишья полетов мы с другом бочком-бочком подошли к курилке, чтобы принять участие в общем, как сейчас говорят, «чате». Слышу, самый уважаемый из штурманов нашей эскадрильи глубокомысленно замечает:

− Вот раньше куплю носки и на год хватало.

Окружающие тоже прониклись торжественностью момента.

− А сейчас на второй раз рвутся.

Все, даже заместитель командира эскадрильи, дружно его поддержали.

А мы с дружком стояли обалдевшие и ничего понять не могли: где же рассказы о глубоком пике, грозовых фронтах, трагических столкновениях, мужественных перенесениях трудностей и тягот воинской службы?

Нет, это все было, много интересного и героического мы от наших наставников услышали, но эти носки я запомнил на всю жизнь в деталях и даже могу рассказать заинтересованным читателям, где кто при этом сидел и что говорил, но, думаю, это вряд ли вас заинтересует.

Как-то так у меня интересно уши устроены: если кто чего о деле говорит − в одно ухо вошло, в другое вышло, и чтобы что-то запомнить, раз десять надо повторить, иногда только с помошью дынно-кактусовой инъекции запоминается. А если какую глупость услышу, то хоть колом по балде лупи − не выбьешь.

Вот я тут как-то сел итоги жизни вчерне подводить, мало ли, а вдруг когда надо будет, и не припомнишь ничего. Вот вспоминаю я то одно, то другое. Где прав был и когда мною гордились, что-то не вспоминалось. А вот где напортачил чего, ну, прямо толпой воспоминания хлынули, чуть черепушку не снесло. Э, думаю я, а оно мне надо? Одно расстройство.

И вот, чтобы не расстраиваться, стал я вспоминать, о чем мы в кандейках эскадрильских травили. Как из рога изобилия посыпалось. Стал я каждую такую хохму-байку двумя-тремя словами на бумажке записывать. Вскоре бумажка кончилась. Я к компу и давай в один файл ссыпать. Самому интересно стало − сколько их этих травилок аэродромных? Оказалось, не так уж много. Уже через два часа стали эти байки по одной в час вспоминаться, но все же вспоминаются, хотя и медленно.

Я тогда по сайтам лазить начал. Смотрю, везде наши доблестные авиаторы своим воспоминаниям радуются. И все сетуют: вот бы кто все их байки-прибаутки в книжицу собрал да издал. И это еще года три-четыре назад было. Ну, думаю, нашлась все же умная, и терпеливая голова, издала книжку авиационных баек. Стал я по издательским сайтам бродить: нет нигде ничего в том виде, в каком братья-авиаторы книгу об их разговорах видеть бы хотели.

Взял я как-то и записал несколько коротких рассказиков про нас, про летчиков и техников. Жене, конечно, прочел, дочечке. Они, ничего, шайками не закидали. Только жена правильно так говорит:

− Мы с тобой много лет живем, к басням твоим привыкли и то мало что понять можем. А ну, человек, несведущий в ваших самолях-косинусях, книжку твою в руки возьмет да в тебя же ее и кинет.

Я, известно, на дыбы. Что ж, говорю, непонятного в исправлении ошибок в процессе разворота на посадочный курс и после выхода на него: КУР больше, летчик спешит, крен уменьшить или КУР ноль, а курс больше – мы слева? Или в определении угла сноса изобарическим методом? Его ж даже Петька Михальский (Петя, привет!) освоил.

А потом подумал. Ну да, нам-то это все понятно, а вот я даже в ветеринарии ничего не смыслю. Хотя чего там сложного, да простят меня ветеринарии, заколол поросенка и на вертел его. Или это не ветеринария, а кулинария? В общем, не знаю.

И так мне жалко стало, что не связанные с авиацией люди не увидят красоту нашу и не оценят юмор, что надолго я притих и призадумался.

Вот думаю я пять минут, десять и приходит мне в голову; а надо бы книжку эту словарем нашим авиасленговым снабдить. Тогда ежели чего не ясно будет, то будет где почерпнуть. Сунулся я в Инет, а там такой словарь отсутствует. Так, отдельные обрывки.

Вот и засел я за словарь авиационного сленга. Сильно поразил он меня. Это ж сколько находчивости и юмора летчики и техники наши в себе носят! Все сайты обошел, сам чего вспомнил и собрался словарь из более чем двух тысяч слов и выражений. Я, конечно, не великий лингвист, но кое-что слепил. Вот перед вами, братцы, словарь, на ваш суд. А вот мое мыло: aashipitsin@mail.ru . Если что не так или вспомните еще чего, пишите. В следующем, даст Бог, издании пополним и исправим.

Все авиа аббревиатуры я размещать в словаре не стал, а только те, которые в книге попадаются. Кому надо, пусть те же ОПП, НПП, НШС возьмут и там что понадобится извлекут.

Байки байками. Но я уж заодно все сокровища нашего авиационного языка постарался собрать. Сами вспомните. Как впервые услышали что-то типа:

На бетоне я стою,

Ветер дует в спину.

Здесь за Родину свою,

Видимо, и сгину.

Разве не закатились вы, как пятачок, под шкаф? Мне оно сразу врезается в память и на всю оставшуюся. Я повспоминал сколько мог, а потом, слава Интернету, то там то сям в течение четырех лет наковырял авиаанекдоты, авиамелочи, авиаприметы, стишки из кандейки и прочее. Почти все байки, что я собрал, я сам где-то слышал. Причем получилось так: те из них, которые я знаю с дней моей молодости и которые я сам от первой до последней буквы записал, я скрепил своим копирайтером – (с) Александр Шипицын.

Те, которые я позаимствовал из Интернета, я подписывать не стал ни ником, ни реальным именем того, кто их где-то опубликовал. Потому что некоторые байки встречаются на разных сайтах под разными именами авторов, практически неизменные, со всеми их стилистическими и даже орфографическими ошибками. В подавляющем большинстве они перегружены ненужными деталями, не имеющими никакого отношения к сути повествования, а добавлены только для того, чтобы автор мог утверждать – это, мол, случилось у нас. А для нас с вами главное, что это случилось в авиации.

Все вы, и авторы баек, и читатели высказали мнение, что хорошо бы это все собрать и опубликовать. Я собрал все это в одну книгу, отредактировал и, как мог, рассортировал, чтобы легче можно было найти.



Все права защищены. Copyright © 2013. Александр Шипицин